июнь 2017 года

печать

на главнуювыпуск 21/2017

Человек для экономики или экономика для человека?

30-31 марта в Шуваловском корпусе МГУ им. М.В. Ломоносова прошёл пятый Московский экономический форум. В его работе принял участие профессор СТИ НИТУ «МИСиС», доктор экономических наук, член Союза журналистов России Валерий Малашенко, который подготовил статью на основании своих впечатлений о дискуссиях экономистов специально для нашей газеты. В качестве предисловия хочу начать с цитаты из выступления профессора экономического факультета МГУ Александра Бузгалина: «Мы построили особую модель периферийного капитализма, где номенклатура слилась с крупным бизнесом. Эту систему нельзя реформировать. Номенклатура делает именно то, что им выгодно. Нужна программа, где в центре — человек и стабильные правила. Для этого надо перестроить всю систему производственных отношений. У человека (гражданина) должны быть защищены ключевые интересы: право на природную ренту, образование и тому подобное...»

Московский экономический форум традиционно считается антагонистом Гайдаровского. И правда, тех экономистов, которые приходят к «гайдаровцам», на МЭФ не встретишь, и наоборот. В общем диалога экономических концепций в стране никак не получается. В идеале экономисты разных школ должны бы взаимодействовать и спорить, вырабатывая единую позицию. Но на деле каждый варится в собственном соку. А ведь задача МЭФ стать трибуной альтернативного экономического взгляда на решение проблем России.

В работе форума на трёх пленарных дискуссиях, 10 конференциях и 29 круглых столах приняли участие более 2600 участников, в числе которых не только академики РАН, депутаты, политики и учёные-экономисты из России, США, Германии, Японии, Италии, Франции, Кубы, Польши, Китая, но и предприниматели, директора заводов, фермеры.

Главное направление обозначено темой: «Поворот мировой истории. Новая стратегия России». В её рамках член-корреспондент РАН, научный руководитель института экономики РАН Руслан Гринберг отметил снижение экономической активности в мире и рост количества популистских партий. Растущие проблемы занятости в развитых странах и усиление в них экономического национализма, сужение демократических процедур и рост авторитаризма.

Он обратил внимание на продолжающийся в России застой в экономике, заметное сокращение среднего класса и покупательной способности населения, растущее неверие людей в возможность обеспечить себе достойный уровень жизни честным трудом. А также укоренившее различие условий ведения бизнеса «для своих» и «для остальных», катастрофическое снижение престижности рабочих и инженерных профессий, ориентации молодёжи преимущественно на работу в государственных структурах и гипертрофированное социальное неравенство.

Руслан Гринберг призвал участников форума найти ответ на главный вопрос: «Человек для экономики или экономика для человека?»
Участники отметили необходимость выхода на первый план этических и социальных ценностей, обязательного проведения, наряду с экономическими реформами, демократических преобразований. Призвали по-новому взглянуть на базовые принципы экономики - на основах неолиберализма и популизма экономика работать не будет, нужен новый прагматизм и настоящая демократия.

Тревожную статистику в образовании и медицине привёл заместитель председателя профильного комитета ГД РФ Олег Смолин. За последние несколько кризисных лет уровень образования в России с 26-го места опустилось на 30-е, наметилось катастрофическое снижение общего культурного уровня населения, грамотности. Он обозначил главные проблемы: хроническое недофинансирование, невыполнение Указов Президента.

Экономист и публицист Юрий Болдырев обратил внимание на особенности развития капитализма в современной России: банковское сообщество в 2016 году получило прибыль в 500 миллиардов рублей, а реальный сектор экономики около нуля. Он сказал: «Тех, кто выступает против коррупции, «вяжут», как страшных врагов государства». И в качестве примера привёл дальнобойщиков.

Академик РАН, советник Президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев остро критиковал Правительство за бездействие в обеспечении роста инвестиционной активности, которая является единственным ключом к научно-техническому прогрессу и экономическому росту. Он отметил: «В России объём инвестиционной активности в два раза меньше, чем был в РСФСР, и продолжает падать. Мы работаем примерно на половину того объёма инвестиций, который необходим для нормального роста экономики».

По утверждению Глазьева, несмотря на падение инвестиционной и экономической активности, Центральный банк «сжимает» количество денег и, подняв процентные ставки, окончательно разрушает кредитную систему. Бизнес оказывается перед выбором: сокращать производство или переносить кредитную нагрузку на потребителя.

«Процентные ставки в России носят абсолютно маргинальный характер: нигде в мире экономика не работает по таким. Мир переживает переход к новому экономическому укладу, и чтобы избежать новой Великой депрессии, нужно расширять кредитование», считает советник.

По утверждению Сергея Юрьевича, в стране созданы идеальные условия для спекулянтов. Операции с валютой приносят баснословные прибыли, в результате чего кредитные организации не доводят до кредиторов имеющиеся депозитные средства. Более того, объём спекулятивных валютных операций вырос пятикратно на фоне падения всех производящих отраслей. Он уверен, что в основе кредитования ЦБ коммерческих банков должно лежать обязательство развивать производство. Именно такое сочетание государственного контроля и поддержки частного бизнеса поможет сформировать и развить в России высокотехнологичные отрасли промышленности.

Открывая вторую пленарную дискуссию: «Какая стратегия развития будет работать в современной России?», её модератор, сопредседатель форума, президент союза «Новое Содружество» Константин Бабкин отметил неспособность Правительства России правильно реагировать на вызовы стран-конкурентов. Так, прямая поддержка собственных экспортёров в Китае составила 49 млрд долларов, в Германии – 20, а в России всего 0,1 млрд долларов. Объём государственных изъятий в экономике России составляет 43,2% ВВП, при том, что в США - 31,7%, а в Китае - 21,2%. Поражает своей величиной ставка рефинансирования Центробанка России – 9,85%, при том, что в Китае она составляет 4,3%, в США - 0,3%, а в Германии вообще - 0%. В 2015 году банки России выдали кредитов в размере 54% ВВП, в США — 107%, в Германии – 135, а в Китае 197%!!!

Политики России много говорят о развитии новых технологий и инновациях, о нанотехнологиях и роботизации, но в это же время большинство наших заводов и фабрик работает по технологиям и на оборудовании восьмидесятых, семидесятых, а то и шестидесятых годов прошлого века. Огромная часть технологического оборудования горно-металлургических и обрабатывающих предприятий России самортизировано ещё в прошлом веке, поэтому и производительность труда у нас в 5-6 раз ниже, чем на аналогичных производствах развитых стран, и качество многих изделий намного ниже, чем в странах-конкурентах. При этом низкая оплата труда не мотивирует новых владельцев бывших советских предприятий проводить их модернизацию и своевременную замену изношенного оборудования.
Как раз этой теме была посвящена одна из самых многочисленных конференций форума «Новое индустриальное общество: перезагрузка». Примечательно, что её модератором стал профессор Школы по связям с общественностью Джеймс К. Гэлбрейт, сын Нобелевского лауреата Д.К. Гэлбрейта, автора книги «Новое индустриальное общество». Как отмечали участники - мир стоит на пороге новой технологической революции и неизбежные перемены затронут глобальную экономику, начиная с наиболее развитых и наиболее динамично развивающихся стран. И, отталкиваясь от терминологии Джона Гэлбрейта, это ведёт к новому индустриальному обществу.

Конференция обозначила необходимость перехода на курс, обеспечивающий не только реиндустриализацию экономики, но и переход к новой индустриальной экономике, которая определяет собой развитие в широчайших масштабах технологического применения научного знания, постоянные перевороты в технологической основе производства. Это, в свою очередь, формирует новые потребности. В результате должно измениться содержание деятельности человека в рабочее время, уровень его квалификации, образования, культуры и даже повседневного быта, облика социальной среды. И для развития инвестиционной активности необходимо не только мотивация собственников к расширенному производству, но и жёсткие законодательные рычаги, не позволяющие приведение основных фондов предприятий к свехнормативному износу.

На форуме выделены три основные проблемы российской действительности: экономическая стагнация, социальная несправедливость и дегуманизация.
Выводы: в России нужна усовершенствованная, более эффективная промышленная политика, нацеленная на проведение новой индустриализации и социализации собственности. Необходимо ограничение власти олигархической и бюрократической номенклатуры. Законодательно обеспечить реальную возможность защиты прав трудящихся на достойную заработную плату и социальное обеспечение.

В. Малашенко, профессор СТИ НИТУ «МИСиС», доктор экономических наук
02.05.17

печать