• 00,00
  • 00,00
  • 00,00
Поделиться прочитаным

Дьяков – купец старооскольский

В 1992 году в газете «Оскольские новости» немало статей было опубликовано, связанных с историей Старого Оскола. Один из активных авторов – старооскольский журналист Сергей Чернев. Мы связались с ним и попросили выслать статью про купца Дьякова, который стоял у истоков создания кондитерской фабрики в Старом Осколе. Нам кажется, эта публикация будет очень уместна сегодня, когда группа компаний «Славянка» отмечает свое 90-летие.

Корни рода Дьяковых нам неизвестны и уходят в допетровскую Русь. Первый, известный нам, Святослав Парамонович Дьяков – корабел воронежской верфи. Бывший. Их много оказалось бывших, завоевавших славу нашему флоту. После Азовских баталий в 1696 году по указу Перта I наиболее отличившимся и заметным людям предоставили возможность селиться на благодатных землях Осколья. Воеводы получили указ о выделении земли, а уж места под строения выбирали сами. На больших лодках водным путем добирались переселенцы с чадами и домочадцами. Их не пугали новые земли, люди и города. Привыкшие все делать своими руками, они знали, что смогут выжить в любых условиях, лишь бы здоровье позволяло.

Поселились Дьяковы у реки, совсем недалеко от нынешнего моста. Срубили первый дом, и хозяин не стал долго думать, чем занять руки. Перво-наперво заложил «корабельную верфь», где одновременно можно было строить 12 больших лодок. Поскольку водный путь во все времена был самым дешевым, спрос на лодки был достаточно велик. В те годы шла бойкая торговля товарами местных промыслов, зерном, продуктами, и хотя, купечество как класс еще не зарождалось, люди жили своими нуждами и проблемами и уж если не воевали, то торговали с размахом.

Лодки у Дьяковых покупали, брали напрокат, в аренду, кому как удобнее. Чаще покупали потому, что если на ней куда-то по течению доставляли товар, то тащить лодку вверх требовало больших усилий, одним словом, овчинка выделки не стоила. Разжившись капиталом очень быстро, Дьяковы пошли дальше и построили свечной завод. Завод, конечно, звучит громко, но свечи и вощину покупали с удовольствием – цены были приемлемы для всех. Так и работали параллельно два производства. Возвращаясь к лодкам, надо сказать, что заказы на них были на много лет вперед, и когда железная дорога дошла до Касторной, надобность в них отпала. Дьяковы быстро перестроились и завели гужевой транспортный двор. 3-4 сотни хорошо откормленных лошадей, запас корма и подводы практически заменили водный транспорт. Купцы собирали обозы, арендовали лошадей и везли товары до железной дороги, а там – по всему свету.

Настоящий купец и не считается таковым, если не думает о завтрашнем дне. То же и Дьяковы – из них никогда не выветривалась тяга к новому, и впереди всего стоял хозяйский расчет. За свечным заводом были построены лесопильный завод, мастерские – столярно-мебельные и художественной резьбы по дереву. Можно сказать, пользуясь современной терминологией, что это был комплекс по обработке древесины. Питая любовь к исконно русскому природному материалу, Дьяковы добились высочайшего мастерства в его превращении в нужные вещи. Понятно, что не сам хозяин работал с деревом – этим занимались наемные рабочие, но организовать, подобрать мастеров, заплатить им по-божески, дать свободу творчеству – в этом главная мудрость хозяина. В мастерской делали практически всю мебель, что сопутствует человеку в жизни. Кроме того, в ней работали церковные мастера, изготовлявшие иконостасы, гробницы, кресты, распятия. Очень приятно было видеть всевозможные накладки для мебели, вырезанные здесь. Их можно было покупать, заказывать отдельно и клеить или крепить другим путем на любую мебель.

Для мастерской были построены специальные сушилки на столбах высотой в один метр с крутыми крышами. Там висели доски по 5-6 лет и потом шли в обработку. Особое значение придавалось столярному инструменту и среди мастеров особо ценился «Лев на стреле!» из Англии. В помещении стояло много точил разных размеров и зернистости с ножным приводом. Кроме того, делались специальные доски с гнездами – туда вставлялись оселки и распирались клинышками, чтобы не елозили. Для вращения фрез на станках применялись жильные тросы, с их помощью обрабатывались тончайшие поверхности. Кроме упомянутых предметов выпускали рамы для картин, фотографий, когда они появились. Из липы вырезали модели для карнизов из алебастра. С благоговением в мастерской делали части иконостаса для Троицкой церкви.

Мастеровые тщательно оберегали свои рабочие места. Окна здания были сделаны из железных рам с ячейками для вставки стекол. Получалась красивая своеобразная решетка и в то же время рама, что не портило общего вида. Однажды в мастерскую пробрались воры и их поймали. «Побейте нас, но только не говорите никому», – такие были тогда понятия о чести.

Дома у них, кроме верстаков, заготовок и стружек, где возились дети, ничего особенного не было. К роскоши не стремились, не было времени, зато красоту создавали для других на долгие годы.

Расширяя рабочие места, Дьяковы построили сушильный цех, где перерабатывали груши, яблоки, сливу, вишню. Крестьяне приносили из окрестных лесов грибы, ягоды, дикие фрукты, им с удовольствием помогали дети.

Все свободные деньги шли на развитие производства, а из этого следует, что особых капиталов в банках он не держал и потому оставался в тени.  Следуя своим принципам, Дьяков строит соковый завод в 1911 году. Завод выпускает разные соки, варенья, сам их фасует в бочоночки весом по 16 фунтов и продает во все уголки России. Варенье варилось в паровом котле, куда подавался пар температурой до 300 градусов. Котлов было 10, и при выпуске продукции они опрокидывались с помощью привода. Расчеты с поставщиками продукции были те же, что и на сушильном заводе – продукцией или деньгами. Только надо учесть, что здесь был другой мощный стимул в виде выпускаемого вина. Вот и представьте, сколько нужно было тары для всего производства! На него работал отдельно бондарный цех в Сорокино и на Мясницкой улице в городе, у Тулиновых. Можно предполагать, что по мощности к соковому заводу ближе всех был маслобойный – нынешняя кондитерская фабрика. Выпускали здесь масла: деревянное, конопляное, животное, сушили орех. Потом его шелушили, перемешивали с медом и прессовали. На радость детишкам выпускали всевозможные сладости.

Многое делали Дьяковы для славы города. Среди производств можно назвать еще крупорушку и мельницу. По их инициативе был пробурен первый артезианский колодец и построена Кампанская мельница. Торговали Дьяковы, помимо выпускаемой на их заводах продукции, хлебом и зерном, лесом и дровами, керосином и нефтью. Состояли членами городского общественного банка, Агентства Санкт-Петербургского международного коммерческого банка.

Я уже говорил, что их капиталы шли на развитие производства. Но была в их деятельности и другая важная сторона – благотворительность. Многие учителя городских школ почитали за честь дружить с купцами, набираться ума-разума. Дьяковы субсидировали школы, больницу, постоянно вкладывали средства в строительство и обновление церквей. Вкладывать деньги в храмы считалось почетным и богоугодным делом для каждого русского купца, а построить храм – увековечить имя, другими словами, было мечтой. В начале XIX века, когда закладывалась Благовещенская церковь, ей подарили множество икон.

О своих потребностях один из Дьяковых говорил, что для жизни ему надо совсем мало, не более 12 кг пищи на день, пару костюмов на год и башмаки с сапогами по погоде. Был у них, как положено, выезд, форейтор, но чаще ездили на велосипеде. Детей своих воспитывали Дьяковы в уважении к традициям народа. И хотя учились они больше за границей, от родных мест не отрывались и носа не задирали. Дочери одного из последних Дьяковых были большими выдумщицами и затейниками. Жили они в доме, где сейчас контора кондитерской фаб-рики, наверху, а внизу отец сделал для них небольшой концертный зал. Там проводили спектакли, вечера и там же появилась одна из первых киноустановок. Можно сказать, что все мало-мальски талантливые люди находили здесь приют и понимание. Наиболее талантливые отмечались, и если хотели, то направлялись учиться дальше, конечно же, на деньги Дьяковых.

У купцов было несколько жилых домов. Об одном из них уже сказано. С левой стороны от него находились склады и магазины, там сейчас заложены окна. Фасад жилого дома похож на здание Русско-Азиатского банка. Еще один дом известен сейчас как здание 5-й школы. В свое время один из Дьяковых, Демьян Кузьмич, подарил это здание с прилегающей территорией Казанско-Николаевской церкви. Угол теперешнего горпищекомбината – тоже дом Дьяковых. На улице Комсомольской был еще один их магазин.

Во многих делах Дьяковы были первыми, прогрессивными. Они первыми купили автомобиль «Форд», перешли на двигатели внутреннего сгорания и электродвигатели. Были инициаторами строительства водокачки и водонапорной башни. Много хорошего сделал род Дьяковых для Старого Оскола. И неудивительно, что последний Дьяков согласился сотрудничать с советской властью. Позднее, когда стали искать врагов народа, Дьяков пострадал одним из первых!

Но это вовсе не принижает их роли в жизни и становлении города. Поэтому, мне кажется, надо искать и открывать новые фамилии, роды, дела людей, создававших нашу местную историю, и воздавать по заслугам, независимо от социального положения.

Сергей Чернев, фото с сайта компании «Славянка»

25 ноября коллектив ГК «Славянка» будет праздновать День компании.

В честь 90-летия «Славянки» различными наградами будут отмечены более ста пятидесяти сотрудников предприятий группы компаний. В преддверии праздника наградили лучших работников

седьмого и третьего производственных корпусов. Именно седьмой цех в этот день двадцать лет назад ввели в эксплуатацию как предприятие «Славянка Плюс»

В январе 1997 года Старооскольская кондитерская фабрика обретает новое имя – «Славянка». В этом же году на фабрике установлена первая высокотехнологичная итальянская линия по производству плиточного шоколада.

В 1998 году в переоборудованном помещении склада готовой продукции введена в эксплуатацию австрийская линия по производству полых вафель с начинкой.

Выпуск первого бренда «Славянки» – конфет типа «Чудо» – начинается в сентябре 1998 года. В 2000 году запущена датская линия по производству печенья и кексов

  • Комментарии к записи Дьяков – купец старооскольский отключены
  • 214

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на новости

Loading

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта