Старый Оскол0
  • 00,00
  • 00,00
  • 00,00
Поделиться прочитаным

Анатолий Калашников: карьера у карьера

Анатолий Тимофеевич Калашников – из самых ярких и талантливых руководителей индустрии, после ухода в конце 90-х годов в отставку с поста генерального директора Лебединского ГОКа долгие годы оставался в тени. По его словам, рейдерский захват комбината, разочарование, потеря друзей, предательство некоторых коллег, конфликт с губернатором повлияли на его отношение к жизни. Он уединился в своем доме в Архангельском, губкинском селе. Только самые верные друзья приезжали навестить его.

Анатолий Тимофеевич редко бывает на публичных мероприятиях. Однажды я случайно увидела его страничку в социальной сети «Фейсбук», там были размещены  написанные им несколько глав будущей книги. Тогда у неё еще не было названия. Прочитала с большим интересом, тем более, что раньше несколько лет работала в комбинатовской газете «Рабочая трибуна». Некоторые главы с разрешения автора мы опубликовали в газете «Бизнес-центр». Отклики были положительные. Читатели  просили его завершить работу над книгой. Некоторое время назад  Калашников позвонил и пообещал: через месяц подарит мне книгу.

И вот снова звонок – едет. Я успела позвонить Виктору Вербкину, старо-оскольскому журналисту, и вместе мы ждали  Анатолия Тимофеевича в редакции.

Встретила его на улице. Он достал из машины увесистую пачку с книгами. Для меня она была неподъёмная.  Как потом оказалось, каждый том весил больше двух килограммов.  Но наш гость уверенно нёс упаковку. Было видно, что он в прекрасной физической форме. А ведь я не забывала, что  8 июля ему исполняется 81  год.

– Силы есть, – подтвердил Анатолий Тимофеевич. – Обязательно занимаюсь спортом, по два часа железяки таскаю!

И вот он на столе в редакции вскрывает упаковку.  Книга с броским названием «Карьера у карьера». Бегло листаю. Книга мощная, как сама фигура автора. Большого формата, около 600 страниц на мелованной бумаге, да плюс еще и обширный блок фотоснимков. Тираж 2000 экземпляров… Тоже по нашим временам немало.

– Предвижу, книга вызовет много скандалов.., – сказал он. – Не всем понравится. Честно, думал, что книгу не дадут выпустить в Белгородской области. Поэтому выбрал Воронежскую типографию.

Свой труд  Анатолий Тимофеевич писал 20 лет с большими перерывами. В молодости у него уже был литературный опыт  – будучи комсоргом Соколово-Сарбайского ГОКа, корреспондировал  четыре раза в неделю в газету «Целинник». Но нынешнее сочинение – это, конечно, другое. Автор признаётся, что писать – а писал он авторучкой, компьютером для этих целей не пользуется – было сложно, эмоции захватывали, взрывали душевное состояние, даже злился, бросал и начинал снова.

Его всегда поддерживала жена Валентина Васильевна. Но тут случилась беда – в 2007 году она заболела онкологией. Почти семь лет он вместе с ней боролся за ее жизнь, пять из них пришлось провести  в Германии, жена проходила там лечение. Обо всех перипетиях тех горьких лет он напишет в главе «Борьба за жизнь». С волнением рассказывал, как устроил ее на лечение в Московскую больницу, но там лечить было нечем, и люди медленно умирали. В столичной клинике Валентина Васильевна пробыла около года и с третьей стадией заболевания попала в лучшую клинику Германии, где специалисты пять лет боролись за её спасение. И все-таки коварная болезнь оказалась сильнее… Валентина Васильевна ушла из жизни дома, через два с половиной месяца после возвращения из клиники. Мужественный человек, она наказала Анатолию Тимофеевичу обязательно завершить свою книгу, куда он поместил и воспоминания, написанные женой в палате немецкой больницы.

Он остался один – дочери Вероника и Елена живут в Канаде и на Кипре. А он привык быть здесь, рядом с карьером. После смерти жены заболел сам, лечился, встал на ноги. Ведет здоровый образ жизни, стал заниматься своим архивом…

… В редакции у нас был длинный разговор, в центре которого была, разумеется, книга. И всего не перескажешь, о чём говорил Анатолий Тимофеевич. Практически всё – из книги, где он пишет, как вместе с коллективом вывел комбинат из кризиса и за десять лет сделал его лидером металлургической, горнорудной промышленности России. Было создано народное предприятие с самой высокой зарплатой и социальной защищенностью в стране, единственное в России на парламентских слушаниях признанное соответствующим концепции ООН «О гармоничном, устойчивом развитии общества».

В предисловии он отмечает, что «успехи комбината вызывали злобу у команды Чубайса, некоторых банкиров и олигархов. В книге подробно рассказывается «о боях без правил» за комбинат. Одному из банков, полукриминальному «Российскому кредиту», было поручено произвести рейдерский захват комбината стоимостью 4 млрд долларов и запасами руды в 10 миллиардов  тонн… Началось трехлетнее сражение за комбинат…  По данным Счетной палаты РФ, комбинат достался банку и губернатору за 1% стоимости».

Против А. Калашникова было возбуждено 11 уголовных дел, из них 8 – генеральной прокуратурой. Все закрыты в связи с отсутствием состава преступления.

Произведение состоит из трех частей – «Город юности – Рудный», «Сражение у карьера» и «Бои без правил», которые, в свою очередь, разбиты на главы.  Непросто даже перечислить все 52 главы, поэтому назовем некоторые их них: «Цари русские и прусские», «Сарбай и Соколовка – мои университеты», «Лебединский ГОК», «Трудное начало», «Визит Президента», «Визит Патриарха. Освящение собора», «Приватизация», «Банки-грабители», «Предательство», «Бенефис «волчьей стаи», «Басманное правосудие», «Как убивали комбинат», «Россия, что с тобой стало?»…

Читается «Карьера у карьера» легко, стиль автора увлекает логикой, экспрессией, динамичными  поворотами. Многие страницы просто удивляют образностью, метафоричностью языка. И,  разумеется, произведение  отличает  широта взгляда автора,  эрудиция, блестящее  владение материалом – все то, что прежде  всегда подкупало в выступлениях Калашникова-директора.

– В чем смысл Вашей работы над книгой? – задали мы вопрос А.Т. Калашникову.

– Это – завещание. Завещание потомкам. Это анализ того, почему богатейшая по природным ресурсам страна находится на 60 месте в мире по уровню жизни. В книге достается всем правителям, всем нашим властям – исполнительным, законодательным, правоохранительным…  В ней – 100-процентная правда. Оценки, выводы, к которым прихожу, – это анализ человека с богатым жизненным опытом. Считаю, имею право на такую позицию. Мне есть что предъявить – вместе с коллективом создал предприятие, лидер в своей отрасли, на котором мы воплотили принцип «От уникальных промышленных технологий – к новым стандартам жизни людей». Меня жизнь повозила и провела через такие немыслимые коллизии…   У меня были судьбоносные встречи с людьми, известными  всей стране и миру… Поэтому книга моя – не умозрительное сочинение, она выросла из карьера…

Мы поинтересовались, как автор распорядится вышедшим тиражом? 1000 экземпляров он намерен продать через интернет. Заметим, для такой книги, богато иллюстрированной, в цветном оформлении, ну, и конечно, с уникальным содержанием, совсем недорого. Остальное – подарит церкви,  библиотекам, друзьям, коллегам, медикам. Книгу «Карьера у карьера» Анатолия Тимофеевича Калашникова уже сейчас можно приобрести в церковной лавке Свято-Преображенского Собора в г. Губкин и в ближайшее время можно будет заказать с доставкой по всему миру на сайте www.kalashnikov-kniga.com.

Будет ли продолжение книги? Анатолий Тимофеевич ответил категоричным «нет»: «Восемь  лет один… Дом требует каждодневных забот: сдуру поставил  три этажа, да еще два вниз, в подвале. 800 кустов цветов, теплица, 44 куста помидоров, картошки четыре  сотки… Многим в хозяйстве занималась Валентина Васильевна, а теперь все это на мне одном. Вот в прошлом году 30 деревьев стали падать, надо их пилить, убирать… Чтобы были силы, как сказал, железяки таскаю, на турнике  подтягиваюсь три раза в неделю».

Мы знаем Анатолия Тимофеевича и как основательного ученого, академика Международной инженерной академии, доктора технических наук, профессора. На его счету – около 200 научных статей и публикаций. И вот теперь перед нами Калашников-писатель. Мы поздравляем его с выходом в свет книги «Карьера у карьера», с этим несомненным творческим успехом, который рассматриваем как праздник в преддверии его дня рождения 8 июля.

Желаем Анатолию Тимофеевичу крепкого здоровья и бодрости духа, о котором многие из нас могут только мечтать!

Алла Черкашина

Из главы XXXIII.

Предательство

1994 и 1995 годы были отмечены постоянным ростом объектов производства, улучшенем качества продукции, внедрения ресурсосберегающих технологий. Прибыль комбината постоянно росла, за один лишь 1995 год составила 140 млн долларов, это было рекордом в стране.

Наше предприятие дважды заносили в сборник «Золотые фирмы СНГ». На парламентских слушаниях в Москве, где присутствовали члены  правительства, сенаторы, депутаты и многочисленные СМИ, наш комбинат был назван образцом гармоничного устойчивого развития общества, соответствующим резолюции ООН, учитывающей не только экономические показатели, но и экологию, социальную среду и т.д. Но эти успехи давались нам тяжело. Страна рухнула 5 лет назад, все еще были в тяжелейшем экономическом кризисе. ВВП СССР за годы Великой Отечественной войны упал на 21%, а с начала 90-х в России – на 27%, производство металла снизилось вдвое, цены росли бешеными темпами. На продукцию горняков, цены диктовали  металлурги, цены к середине 90-х – практически перестали расти. Зато в несколько раз выросли цены на металл, газ, электроэнергию, железнодорожные перевозки. В середине 96-го года энергетики подняли отпускную цену на электроэнергию на шестьдесят процентов. А наш комбинат, вместе с ОЭМК, потреблял более шестидесяти процентов всей электроэнергии Белгородчины. «Газпром» ежегодно поднимал цены на 15-20%. МПС не отставал.

Летом 96-го года договорились с Минэнерго о допуске нашего комбината на оптовый рынок. Воспротивился этому лишь Е.С. Савченко, тогда уже не назначенный Ельциным, а избранный  главой администрации области. Я подготовил на его имя письмо, где было сказано, что мы платим за электроэнергию, потребляемую в АО «Белгородэнерго», на 76% больше уровня тарифов на мировом рынке. Резкое повышение тарифа, в 1,5 раза, на электроэнергию, приобретаемую в АО «Белгородэнерго», не позволяет нам конкурировать на внутреннем и внешнем рынках. Убытки составляют 30-40% от затрат на производство продукции.

Обратился к главе области с просьбой посодействовать в выходе ЛГОКа, СГОКа и ОЭМК с 1.09.1996 на федеральный-оптовый рынок электроэнергии. Меня поддержали руководители ОЭМК и Стойленского ГОКа и глава города Старый Оскол, соответственно А.А.Угаров, Ф.И. Клюка и Н.П.Шевченко. И получили отказ. Между горно-обогатительными комбинатами началась борьба за рынок сырья в стране и за рубежом. Череповецкий меткомбинат снабжали соседи; Ковдор, Олени, Костомукша, Запсиб и ММК – Коршуниха и Соколовка, Нижний Тагил – Качканар, Магнитку и Караганду – ССГОК. Для Михайловки, Стойла и ЛГОКа – ближе всего Липецкий меткомбинат и экспорт в Польшу, Чехию, Словакию. Концентрат был у всей этой троицы, окатыши – у Михайловки и у нас.

Наше сырье было более качественным, содержало больше железа, поэтому металлурги сражались между собой за наше сырье. Основными потребителями для нас был Липецк, мы обеспечивали 80% его производства. А также поставляли окатыши в Магнитку, Караганду, Запсиб, Череповец. Желдортариф до Кузбасса – 28 долларов, т.е. ровно столько, сколько стоили сами окатыши. По сравнению с 1990 годом производство товарной железной руды в 1996 году составило на Михайловском ГОКе 80%, Стойленском ГОКе – 79%, Лебединском ГОКе – 110%. В апреле 1997 года производство товарной железной руды уменьшилось на 36%, по Михайловскому ГОКу – на 57%. Отгрузка, по сравнению с 1996 годом; Михайловский ГОК – 63%, Стойленский ГОК – 54%, Лебединский ГОК – 112%. То есть у нас к маю 1997 года были лучшие показатели в подотрасли. У наших соседей, стойленцев, на складах скопился трехмесячный выпуск концентрата. Стойленский ГОК, где полновластными хозяевами были хозяева «Роскредита». Б. Иванишвили с Малкиным, и Ф.Клюка с сыном, оказался в глубоком кризисе. Дивиденды за 1996 год они платить не смогли. Началась борьба за выживание и борьба с ЛГОКом. На стороне банка «РК» – хозяина Михайловского и Стойленского ГОКов – оказался  Е. Савченко – глава области, что вызвало удивление и недоумение в центральных СМИ.

В конце 1996-го года он позвонил мне и предложил провести у нас встречу руководителей трех комбинатов по поводу установления квот на отгрузку продукции.    Я согласился, но выразил сомнение в достижении результата, т.к. год назад, по моей инициативе, мы такую встречу проводили, договорились по квотам, но Стойленский ГОК их нарушил. В назначенный день  утром Е. Савченко позвонил мне и сообщил, что совещание состоится не у нас, а  на Стойленском ГОКе, чем немало удивил меня.

Вместе с А.А. Кретовым, мэром города Губкина, в одной машине мы поехали на СГОК. По дороге он мне сказал, что глава области желает создать очередной фонд, для этого предлагается повысить цену на окатыши и концентрат для Липецкого меткомбината сразу на 2 доллара, т.е. почти на 15%. Из этих двух долларов – один будет поступать во вновь образуемый фонд. Когда мы с Кретовым вошли в приемную Клюки, нас поразило большое количество народа, заполнявшего приемную, кабинет директора и его комнату отдыха, откуда доносился звон бокалов, воздух был насыщен винными парами. Среди этой публики появились хозяева банка Иванишвили и Малкин и их помощники, незнакомые мне представители из Курской области, масса операторов телевидения, куча журналистов, Савченко и заместитель Руцкого, возглавлявшего в то время Курскую область.

Руководители Михайловского ГОКа и «КМАруды» скромно держались в сторонке, у актового зала. Я отказался от предложения пройти в «опочивальню» Клюки и сразу прошел в зал. Конечно, я разозлился, увидев, что публика собралась на какое-то шоу, никто ничего обсуждать в такой компании не будет. Так и случилось. Нам раздали, для подписи, уже готовый договор, где вторым пунктом значился этот самый фонд, и предложили расписаться. Директора трёх комбинатов молча расписались, дошла очередь и до меня. Я успел бегло прочитать проект договора, никаких разъяснений по поводу фонда, его целей, задач и контроля не обнаружил. Сказал, что я не понимаю, почему наш комбинат должен отдавать 8 млн долларов в год в какой-то непонятный и бесконтрольный фонд. Восемь миллионов долларов – потому, что наша отгрузка Липецку – 8 млн тонн в год.

На нашем комбинате – все работники акционеры, лично у меня столько же акций, как и у работников ведущих профессий, а конкретно их у меня  в тот момент было 0,007%. И я не могу, не имею права, отдавать  кому-либо принадлежащие акционерам 8 млн долларов. Нависло тягостное молчание. Директор Михайловского ГОКа сказал, что ЛГОК грузит на Липецк значительно больше, чем три других комбината вместе, поэтому соглашение без участия ЛГОКа ничего не даст. Взвился было заместитель Руцкого, как это директор комбината может не подчиняться губернатору, но я огрызнулся, и он замолчал. Соглашение приказало долго жить.

  • Комментарии к записи Анатолий Калашников: карьера у карьера отключены
  • 424

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Подписаться на новости

Loading

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта